Цель — консолидация

Круглый стол, посвященный ситуации стране по инициативе партии «Мусават» был организован 5 ноября. Для участия в КС были приглашены общественные деятели и руководители партий. На заседании КС в штаб-квартире партии «Мусават» приняли участие директор информагентства Turan Мехман Алиев, бывший министр здравоохранения Али Инсанов, руководитель Национального Центра Стратегической Мысли Иса Гамбар, председатель Народной партии Панах Гусейн, политкомментатор Хикмет Гаджизаде, руководитель ПНФА Али Керимли, глава «Мусават» Ариф Гаджылы. На заседание КС были приглашены также председатель Нацсовета Джамиль Гасанли и председатель партии ReAL Ильгар Мамедов. Однако они не смогли принять участие по техническим причинам. Дискуссии прошли за закрытыми дверями, по истечении которых было распространено итоговое заявление. В заявлении указано, что участники КС пришли к согласию о функциональном сотрудничестве по вопросам строительства в Азербайджане правового государства, демократического общества, освобождения Карабаха от оккупации и борьбе с авторитарным режимом. После этого события особое внимание в соцсетях было уделено выходу на политсцену бывшего министра здравоохранения Али Инсанова, а также возможное создание нового объединения оппозиции. О целях и итогах встречи на вопросы ASTNA отвечает инициатор КС, лидер партии «Мусават» Ариф Гаджылы.

***

-Ариф бей, являясь председателем партии Mусават, вы выступили с инициативой проведения КС, который состоялся. Какова была ваша цель?   


-В последнее время агрессия власти в отношении оппозиции возросла. Выросло  число арестов.  Еще более ограничены права человека. В качестве адекватной реакции негативное отношение общества к власти еще более усилилось. Растет противодействие насилию.  В такой ситуации очень важна консолидация общества. Оппозиция, ресурсы которой ограничены, а деятельность осуществляется порознь, не сможет справиться с такой задачей. В организации КС с участием руководителей   ведущих политических сил, общественно-политических деятелей преследовалась цель   повышения силы сопротивления общества, возврата веры людей в будущее, в перспективу борьбы и создание точки отсчета для этой веры. Неслучайно, что на первом же заседании была  достигнута единая позиция по некоторым важным для  консолидации общества вопросам.

-Приглашенные вами на заседание КС стали причиной обсуждения. К примеру, причиной недовольства стало то, что за одним столом с оппозицией сидел находившийся в прошлом во власти Али Инсанов.  Чья это была идея пригасить Али Инсанова  и что вы хотели этим сказать?

-Термин «традиционная оппозиция»  — это выдумка  нынешней власти, стремящейся к созданию  в стране «карманной оппозиции» и «новой оппозиции», используя для этого государственные ресурсы.  В Азербайджане существует широкая  непримиримая к политике режима оппозиция, которая может прийти к власти при первых же демократических выборах.  К сожалению, пока сила противостояния азербайджанского общества недостаточна, чтобы вынудить власть придерживаться Конституции и законов, норм международного права.  Мы стараемся повысить эту силу сопротивления.   Из-за этой ситуации отказываться от инициатив нельзя. Этот состав основывается на определенных критериях. Я пригласил  на Круглый стол руководителей политических организаций, обладающих возможностями реального  политического влияния, общественно-политических деятелей, имеющих достаточный опыт и профессионализм в анализе   существующей ситуации и поиске  путей выхода из нее, а также политиков, являющихся основной мишенью нынешнего режима. В принципе, если бы мы пригласили на КС 100 деятелей, все равно бы были недовольные.  Согласитесь, что одной из мишеней нынешней власти, по меньшей мере, в первой пятерке, есть и Али Инсанов.  Я не являюсь адвокатом Али Инсанова, я не намерен вставать на его защиту. Однако хотелось бы напомнить друзьям, делающим из этого далеко идущие выводы, что Али Инсанов не первый политик, который служил в свое время режиму Гейдара Алиева, а потом перешел в стан оппозиции. Есть и такие, которые имели и большие заслуги перед этим режимом, являясь даже организаторами мятежа 4 июня, а впоследствии заняли высокие  позиции в оппозиционных структурах, в созданных оппозицией блоках. Теперь многие на таких позициях. Однако существует разница. Они, как Али Инсанов, не сидели 14 лет за свою позицию.  Они не приносили свои извинения обществу, оппозиции за свои предыдущие деяния. Главный же вопрос – это то, что Круглый стол не какой-то союзнический блок, он  вообще не политический блок, а более всего консультативный центр.

-Будет ли продолжение у этого КС или он предполагался всего лишь на один раз?

-Вероятно, продолжение процесса будет. Это диктуют нынешние политические условия. Участники КС  отметили свою заинтересованность в продолжении этого процесса. Этого от нас требует и общественность.

-Каких результатов вы хотели бы добиться посредством той инициативы?

-Об этом я уже  сказал в ответе на ваш первый вопрос.  Добавлю лишь, что само заседание КС  и общественное внимание к данному мероприятию оказалось эффективнее моих ожиданий. Я постараюсь сделать этот центр ориентиром, который  наращивает сопротивление азербайджанского общества.

-Многие скептически отнеслись к круглому столу и  представленным  там политпартиям  и  личностям, прозвучала даже критика. Одно из основных мнений было таково, мол таких круглых столов и оппозиционных блоков было много. Всегда, когда в стране что-то происходит, оппозиция всегда в какой-то форме и при чьем-то посредничестве объединяется.  К примеру,  в  2013 году Нацсовет и Рустам Ибрагимбеков.  А теперь новая форма единства  и новое лицо Али Инсанов.  Каково ваше отношение к такого рода высказываниям?  

-Это неверное мнение. Еще раз отмечаю, что Круглый стол не это не политический и не союзнический блок. Это совещательный центр, обсуждающий пути выхода страны из создавшегося положения, обеспечение сотрудничества политических сил. Во-первых, сейчас нет, как в 2013 году президентских выборов. Во-вторых, относительно партии «Мусават» могу сказать, если партия примет участие в президентских выборах, то со своим кандидатом.

-Есть и такие, кто утверждает, что  источником  намерения оппозиции активизироваться являются происходящие во власти изменения. То есть конкретно эту активизацию увязывают с Рамизом Мехтиевым.  Будто оппозиция находилась под курацией Рамиза Мехтиева, действуя согласно его планам. А теперь после освобождения его  с должности, оппозиция активизировалась, чтобы поставить власть в трудную ситуацию. Кстати,  ваша инициатива с круглым столом и освобождение Рамиза Мехтиева с занимаемой должности можно сказать совпали. Имеются ли у вас контраргументы?

-Честно говоря, помимо не уважающих себя троллей, ни от кого больше я таких обвинений не слышал.  Такие абсурдные утверждения придумывают с целью  создания в обществе упаднических настроений и предотвращения консолидации общества.  Тиражируются они центрами грязной  пропаганды.  Активизация оппозиции, а точнее общества пришлась на конец прошлого и начло этого года.  После января  2019 года  власти для пресечения этой активности предпринимают различные превентивные меры.  Рамиз  Мехтиев был одним из главных винтелей  авторитарного режима. С его уходом ничего не изменилось.  Сейчас  Рамиза Мехтиев   возможно заменяют другие, которые с еще большим рвением и абсурдом выполняют аналогичные функции.  Цель Ильхама Алиева в замене Рамиза Мехтиева не в намерении смягчить авторитарный режим, а наоборот, еще более укрепить его.  Мое предложение относительно Круглого стола  родилось из многочисленных исходящих от общества предложений, а также необходимости консолидации общества.

-Партия Мусават сначала предложила провести митинг, а потом пикет. С чем бы вы связали  активизацию в партии  Мусават и в других   оппозиционных  организациях? Против  в чего направлен ваш протест?

-На митинге и пикете мы выдвинули конкретные требования относительно прекращения царящего в стране беззакония, коррупции, нарушения прав человека, организации эффективной борьбы за освобождение Карабаха, освобождение политзаключенных, обеспечение с свободы  слова, выражения,  собраний. В День Конституции мы будет требовать от власти соблюдения Конституции и законов.  

-И наконец,  как вы оцениваете происходящие в стране процессы и изменения во власти?  Эти изменения возродили у многих людей надежду. Однако надежда людей на власть вовсе не в интересах оппозиции, это осложняет ее  деятельность.   По-вашему, куда приведет эта ситуация?  Сможет ли оппозиция самоутвердиться, и убедив людей, достичь чего-либо?

-Как я уже отмечал, смягчение режима  не привело ни к  созданию в стране правового государства, ни к  формированию демократического общества. С целью более эффективного проведения аналогичной политики старые кадры обновляются.  Никаких реформ в области образования, здравоохранения, налоговой и таможенной системе не реализовано.  Все высказанные Ильхамом Алиевым с 2003  года в его выступлениях заявления относительно экономики так и остались просто заявлениями. То есть наш госбюджет зависит от энергоносителей и эта зависимость не снизилась. Ненефтяной сектор так и не развивается. Из-за того, что в регионах не обеспечены рабочие места, нормальные условия жизни, поток людей в города, в  особенности, в Баку продолжается. Социальное положение населения находится в плачевном состоянии. Вполне возможно, что сейчас заявления о положительных изменениях звучат еще громче, но ни в экономической, ни в политической областях, а также в направлении Карабахского урегулирования положительных изменений нет.  Мнение о том, что положение оппозиции осложнится, если власти добьются развития ошибочно.  Самые сильные оппозиционные партии в мире находятся в самых развитых странах. Если государство развивается, укрепляется, то усиливается и существующая политическая система. Оппозиция является составной частью политической системы. Развитие государства, усиление политической системы приводит и к усилению оппозиции.